Актер Эльдар Калимулин: Во время съемок второго сезона «Эпидемии» у нас случилась настоящая эпидемия.


На ТНТ завершился показ нашумевшего сериала «Эпидемия», а уже 31 мая стартовал второй сезон. Зрителей ждет новая порция приключений героев, которые сбежали из Москвы от смертельного вируса. Им предстоит выжить в дикой природе. Но не просто выжить, а найти себя. «Старожилы» проекта после пережитого уже адаптировались к новой реальности. Среди них герой Эльдара Калимулина — юноша Миша, страдающий расстройством аутистического спектра.

Кадр со съёмок “Эпидемии”. Фото предоставлено пресс-службой ТНТ

– Эльдар, вы один из тех, чей герой из первого сезона «Эпидемии» полноценно существует и во втором. Знали, что будет сниматься продолжение? Как проходил процесс обсуждения вашей дальнейшей роли?

– Я мечтал о продолжении этого проекта, объединившего прекрасных людей в настоящую команду, и о продолжении работы над своим героем Мишей, – мне он очень полюбился. Рома Кантор начал писать второй сезон сразу после окончания первого, летом 2019 года. В декабре 2020 года мы узнали, что будет сниматься продолжение. Продюсеры уже тогда рассказали, что больше не будет персонажа моей мамы Анны (в исполнении Виктории Исаковой), погибающей в конце первого сезона. А вот какие именно события будут происходить во втором сезоне, и самое главное, с кем, никто толком не сказал. Главная сложность заключалась в том, что мы не знали, куда в итоге придем и чем придется пожертвовать. Не было готовых восьми серий, они появлялись уже в процессе съемок, и постоянно переписывались. К примеру, только к середине блока второй серии нам поступил сценарий третьей. Начав работу, никто из нас не представлял, как будут строиться сюжетные линии, взаимоотношения героев, чем все закончится.

– Приходилось не раз слышать, что второй сезон совсем не похож на первый, а герои не похожи сами на себя. Какая метаморфоза приключилась с вашим персонажем?

– Миша стал совсем другим человеком. Если в первом сезоне, мы можем говорить об освобождении Миши от материнской зависимости. Причиной тому стала Полина (Виктория Агалакова)– это первая любовь, страсть, трепет… Во втором сезоне, мир Миши рушится, когда буквально на глазах умирает мама. Именно в этом момент, Миша делает очень страшный для самого себя выбор: мать умирает на его глазах и он, чтоб спасти ее от невыносимых мук, решается сделать «выстрел», освободить ее от мучений. Как рациональный и логичный человек он понимает мотив выстрела, но не принимает его. Наверное, нет ничего страшнее, чем убить собственную мать. Потеря самого близкого человека – мамы, разрушает изнутри. Мише невероятно сложно жить с пониманием того, что больше нет этой абсолютной любви, больше нет мамы. Это чувство мне близко самому. Я через это прошел и знаю цену этой потери.

– Так уж необходимы были столь радикальные перемены?

– Мне кажется, что всегда интереснее наблюдать за героями, прошедшими через потери, когда те меняются, делают тот или иной выбор. В этом и есть человеческая жизнь, путь…В этом, конечно, заслуга сценаристов, режиссера Димы Тюрина, оператора-постановщика Роберта Саруханяна. Уже в самом начале работы было очевидно, что мы должны увидеть других персонажей. Это касается не только внутреннего мира, но и внешности. У нас был интересный разговор с Тюриным перед началом съемок второго сезона. Поскольку основные действующие лица — это уставшие, оголодавшие люди, скитавшиеся 3-4 месяца, то по первоначальной задумке все мужчины за исключением Миши должны быть с длинными волосами и бородой. Я предложил Диме (режиссеру), чтобы Миша тоже был с бородой, он отнесся к этому скептически, но в все-таки дал шанс попробовать мою «задумку» на пробах грима. Мы долго искали нужный нам образ, зритель привык к юному Мише, были сомнения и до последнего не было принято окончательное решение. В итоге, я приехал на первую смену с двух недельной щетиной, и был готов с ней расстаться, но Тюрин после того, как был снят дубль, сказал: убедил, Миша тоже возмужал.

– Участники съемок признавались, что зачастую развитие сюжетных линий во втором сезоне «Эпидемии» рождалось прямо на ходу. Можете привести пример?

– Некоторые сюжетные линии действительно довольно сильно менялись. В одном из первых вариантов сценария Женя (Юра Борисов) спасал Мишу, хотя Антон (Савелий Кудряшов) не умеет плавать: он же самый младший из нас! Но потом сюжет подкорректировали и плавать не умел уже Миша, а Женя спасал Антона. Это вызывало большие сложности для меня, поскольку снималось много сцен на воде. В реках, в озерах. Как воплотить на экране неумение Миши плавать? Ему проще умереть, чем побороть свой страх. Нужны приспособления, которые не дадут ему утонуть. Так в одной из сцен появляется бревно, служившее местным жителям идолом. Еще один яркий момент случился во время совместной читки по зуму. Мы обсуждали сцену в пещере и Рома Кантор дал нам волю, сказав: как сейчас придумаете, так и сделаем. Все обрадовались, интересно ведь! Сюжет придумывался очень удачно, но когда мы спустились в пещеру, то поняли, что часть наших идей просто не возможна. Находясь в кромешной тьме человек не станет совершать лишних действий и говорить на какие-то отвлеченные темы. В корне изменилась и история встречи с Женей (Юра Борисов). По утвержденной версии сценария он вытаскивает из воды Антона, мы знакомимся с его группой и просто идем вместе, -не хватало остроты. В день съемки этой сцены, Дима Тюрин придумал классное обстоятельство, обостряющее конфликт, он решил подчеркнуть дикие во всех смыслах условия существования. Леня (Александр Робак) выбравшись на берег, видит автомат, берет его и сходу направляет на Женю, пока тот спасает Антона. И это меняет всю структуру, при той же сюжетной канве. Между двумя группами во всех следующих сценах есть нарастающий конфликт.

– С кем больше всего сблизились на площадке? Это кто-то из первого сезона, или добавившийся во втором?

– Я обожаю всех своих друзей-коллег, но моя любимая партнерша с первого сезона — Вика Агалакова. Мы любим устраивать с ней посиделки в вагончиках и сплетничать))). Вообще у нас сложилась не просто «эпидемьевская» команда, а целая семья. Нам всем удалось сильно сблизиться, еще во время съемок первого сезона, а потом принять новичков в нашу семью. Второй сезон стал настоящей отдушиной, мы сильно соскучились за время перерыва. Я даже привозил на площадку жену с сыном. Мы устраивали совместные экскурсии, пикники. Наша первая поездка в Карелию во время съемок второго сезона оказалась весьма душевной. Белые ночи обманчивы и после завершения рабочей смены не замечаешь, как проводишь время за разговорами почти до самого утра. С Юрой мы жили в одном гостиничном домике, много разговаривали, делились опытом, мыслями, мнениями… Это было крайне полезно, ведь наши персонажи по сюжету тоже очень сближаются и становятся не просто друзьями. Женя неоднократно спасает Мише жизнь. А еще рождается причудливый любовный треугольник между Женей, Мишей и Полиной. С одной стороны, Мише очень сложно осознавать, что Полина и Женя испытывают друг к другу симпатию. С другой стороны, ему так классно именно втроем. Мише так интересно с Женей, и он воспринимает ситуацию иначе. Как не потерять любимую и в то же время не лишиться друга, оставшись самим собой? Для него этот вопрос остается открытым.

– Наверняка случались истории из разряда «не пытайтесь это повторить»?

– Конечно случались. На съемки в Карелию Юра привез надувную байдарку. Мы поплыли с ним на этой лодке по Ладожскому озеру на необитаемый остров. А он оказался очень далеко. Гребли, наверное, целый час! Уже солнце начинало садиться. Когда до берега оставались считанные метры, нам никак не удавалось пробиться сквозь заросли камышей. Пришлось делать несколько попыток с разгона. Летавшие над нашими головами чайки, для которых остров был местом гнездования, жутко орали. Они, вероятно, думали, что мы приехали за их яйцами. В итоге мы причалили, вышли на берег, стоим и думаем: а зачем мы сюда пробивались-то? Как обратно выплывать будем?

– Какие особенные задачи пришлось решать в период съемок второго сезона в связи с реальной эпидемией COVID-19?

– Коронавирус действительно стал для нас большой проблемой. Прямо посередине съемок внутри «Эпидемии» началась настоящая эпидемия. Причем не понятно, кто был нулевым пациентом. Вирус подхватила треть актерского состава! Некоторые ребята довольно серьезно болели. Мы с Кириллом (Кирилл Кяро) после смены, целую ночь ехали на машине из Питкьяранты в Санкт-Петербург, а потом летели к семьям в Москву. Спустя некоторое время он позвонил и сказал: кажется, у меня температура. Его ПЦР-тест оказался положительным. И у меня подскочила температура, я был уверен, у меня точно COVID, и не полетел на съемки. На следующий день я сдал тест на антитела. Оказалось, что у меня есть 4 антитела (кто-то сказал, что это очень мало) они меня тогда спасли. Жаль их не хватило и на Киру! (смеется)

– Первый сезон вышел аккурат перед пандемией коронавируса, а второй выходит в период начала распространения обезьяньей оспы. Страшно предположить, что будет в мире, когда состоится премьера третьего сезона «Эпидемии» (если она будет)… Вы верите в мистику, приметы?

– Даже безотносительно веры в мистику и приметы можно сказать, что проект «Эпидемия» живет по своим законам. Мало того, он меняет законы бытия. Когда мы снимали в Карелии и Санкт-Петербурге, стояла аномальная жара. Такого там не было 50 или 60 лет, но когда надо было снимать сцены в воде, температура воздуха стабильно была + 15, а вода не больше +7. Иногда становится страшно от мысли, что мы еще можем напророчить. Хочется, чтобы страшно было только на экране и только зритель переживал эти эмоции. А вокруг было бы счастье, гармония, мир и спокойствие.

– Существует парадоксальная версия, что первый сезон «Эпидемии» в других странах «зашел» лучше, чем в России. Как думаете, почему? Что ждет второй?

– К сожалению, а, может, к счастью, наш зритель довольно привередлив. Он не всегда успевает «распробовать» картину. Бывает, ему просто что-то не понравилось в самом начале и все. Заграничный зритель воспринял наш сериал иначе как минимум по двум причинам. Во-первых, он не ожидал, что мы способны делать такой качественный продукт. Во-вторых, ему не доводилось видеть непроходимую русскую зиму и такое обилие интересных архетипов. К тому же, так вышло, что мы предсказали эпидемию. Это было потрясением! В том числе и для той части российской публики, которая поначалу относилась к сериалу снисходительно. Надеюсь, в скором времени жители по всему миру смогут посмотреть второй сезон и дать свою оценку, поделиться эмоциями. Мы сильно постарались, чтобы картинка была максимально красивой и разнообразной. В ней не только одни из самых живописных мест России, но и разные погодные условия, времена года…

– У первого сезона «Эпидемии» появилась целая интернациональная армия поклонников. Девочкам-актрисам в соцсетях даже поступали предложения о замужестве. К вам не набегали поклонницы с предложениями?

– Конечно набегали. И поклонницы, и поклонники. Некоторые были уже знакомы с моими работами. Их я приятно порадовал новым неожиданным образом. Иногда мне пишут знойные латиноамериканки, ждущие в свои объятия. Но я отвечаю им: спасибо, у меня жена красотка и замечательный сын…[смеётся] Чаще всего приглашают в Турцию и Латинскую Америку. Надеюсь, когда-нибудь доеду туда. Однажды был интересные случай: я присутствовал в Москве на мастер-классе по актерскому мастерству, где был парень из Франции. Он пристально смотрел на меня, потом подошел и спросил: ты ведь тот самый Миша, из сериала «Эпидемия»? Я только вчера досмотрел! Как такое возможно, что мы встретились здесь, я был уверен, что ты настоящий аутист!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


доступен плагин ATs Privacy Policy ©

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.