«Фильм про мужиков»: Сергей Губанов о кинокартине «Небо».

В конце прошлого года на российские экраны вышел фильм «Небо», основанный на реальных событиях. В центре сюжета подвиг лётчиков Олега Пешкова и Константина Мурахтина: почти пять лет назад — 24 ноября 2015 года во время боевого вылета их самолёт был сбит турецким истребителем в Сирии. Лётчикам удалось катапультироваться, но не обоим удалось спастись: Пешкова террористы расстреляли в воздухе. Это событие было в новостных сводках всех мировых СМИ, а за ходом спасательной операции следила вся Россия. Все террористы позднее были ликвидированы, Олегу Пешкову посмертно присвоили звание Героя России, а спасшийся Константин Мурахтин был награжден Орденом Мужества.

GENERATION поговорил с одним из главных героев фильма — Сергеем Губановым, который рассказал, как проходили съёмки на военной базе в Сирии, почему стоит гордиться российской армией, и как отреагировали на фильм «Небо» однополчане погибшего героя.

Сергей Губанов

Расскажи, как ты оказался связан с проектом?

Я заканчивал съёмки в Ярославле, в четырёхсерийном проекте, и тут мне звонит агент и говорит: «Серёжа, срочно нужно приехать на пробы». Я не знал, как это сделать, ведь я был на съёмках. Но агент сказала, что в принципе нет ничего страшного, и выслала мне синопсис. Я его прочитал, и у меня возник вопрос — кого же мне играть? Там были один летчик, штурман и куча военных. Агент сказала, что мой герой — майор Захаров. Я еле отыскал его в сценарии, и там совсем было небольшое описание роли. Я подумал, что мне предлагают сняться в эпизоде, но нет — оказалась одна из главных ролей. Я решил попробовать.

Как проходил кастинг?

Я приехал – дали эпизод, который нужно было отыграть. Причем, я пробовался на роль вместе с Кириллом Нагиевым. А он такой статный, с бородой, от него энергетика мощная. Я даже занервничал (смеется). Ну, мы начали. И во время проб режиссер Игорь Копылов встал из-за монитора, посмотрел и снова сел. Я не понял, что это значит. Потом, когда пробы закончились, он сказал мне — всё хорошо, Серёж, всё хорошо. А я, если честно, чувствовал будто что-то не то. Я не особо раскрылся — там был эпизод только диалога. Я расстроенный позвонил агенту и сказал, что, скорее всего, пробы я не прошёл. Но спустя два дня мне позвонили и сказали, что меня утвердили на роль. Более того, меня уже показали и продюсерам, и редакторам канала, и все они дали добро. Но для съёмок нужно было ехать на целый месяц на военную базу и готовиться к проекту в реальных военных условиях. Вот тут и началось самое интересное.

Да, я слышала, что съёмки у вас происходили в тяжелых условиях. Расскажите подробнее.

Было жарко, режиссёр хотел, чтобы мы все делали в настоящих костюмах, то есть это обвесы, рожки от автоматов, бронежилеты, гранаты и т.д. В целом, мы таскали на себе килограмм сорок. Мы снимали где-то по полторы минуты и делали перерыв на пятнадцать минут, потому что с тебя течёт пот, ты очень устаёшь. В общей сложности за день съёмок удавалось снять полторы-две минуты фильма. Причём, ты вечно голодный, ведь тратишь много энергии. Особенно хотелось сладкого или мучного. Помню, после первого дня тренировки мы пошли с коллегами искать, где продаётся пицца, хинкали или хачапури. Была постоянная потребность в тесте — сил-то много тратится.

Бэкстейдж со съемочной площадки кинокартины “Небо”. Фото: Аня Цветкова

А где территориально были съёмки?

По всей России, в том числе в Крыму. Основная часть съёмок проходила на нашей военной базе в Сирии, так как именно там погиб лётчик Олег Пешков — главный герой фильма. Мы жили вместе с военными, в таких же кимбах: маленькие вагончики с тремя двухъярусными кроватями и двумя железными шкафчиками, больше места ни для чего там нет. Ни о каких кондиционерах, конечно, речи тоже быть не может. Нас максимально погружали в сложные, военные условия, чтобы мы прониклись атмосферой. Мы ездили и на место крушения самолёта. Нам удалось пообщаться с лётчиками, что с ним вместе служили. Мы даже сами собирали себе аптечки, которые должны были носить вместе со всем обмундированием.

Каково это жить в военных условиях?

Сложнее всего было привыкнуть к ужасному шуму от самолётов — рядом с нашей базой располагалась взлетная полоса, и ночью было просто невозможно уснуть. Даже беруши не помогали: всё шумит, гудит, идет вибрация по вагончику. Дня два я вообще не мог уснуть. Был постоянный шум в ушах, я даже в какой-то момент перестал понимать, что мне говорят люди. Но зато нас угостили местными апельсинами, они очень вкусные (смеётся).

Если коротко о чём фильм?

Фильм про мужиков. Про честных, искренних, которые умеют и служить, и быть сильными, и защищать, и в то же время любить. Поэтому в фильме много внимания уделяется семье, женам. Раскрывается важная сторона такой работы: каково женщинам ждать своих мужчин, строить семью при таких сложных обстоятельствах. В фильме есть над чем задуматься, чем погордиться, над чем поплакать и посмеяться.

Военные, что находились на базе во время съёмок фильма, тоже попали в кадр?

Часть военных, да, тоже снимались в эпизодах. Но не всегда они были рады этому: они же должны быть на посту, работать, а из-за съёмок у ребят забирали часть времени от обеда или от ужина. А, как вы понимаете, это не совсем приятно (смеётся).

А какое у тебя отношение к российской армии?

У меня поменялось отношение к нашей армии. Раньше я относился скептически. А там, оказывается, служат крутые мужики, очень крутые. Без какого-либо пафоса, простые ребята – юмор с матерком (смеётся). Но, к сожалению, многие не женаты: у них же командировки по полгода, ещё и связи нет. Чтобы позвонить в Россию, нужно отстоять в очереди, и вот потом, при ограниченном времени, да ещё и в присутствии других людей, ты можешь о чем-то поговорить. Сами понимаете, какие это могут быть сдержанные и короткие диалоги. Очень сложно выстраивать отношения при такой работе. Теперь я с глубоким уважением отношусь к военным.

У вас прошло уже несколько премьерных показов в разных городах. Какие эмоции у зрителей вы наблюдали?

Например, в Липецке присутствовали однополчане летчика и его вдова — Гелена Пешкова. Военные, взрослые мужики сидели со слезами на глазах, они даже поблагодарили нас — потому что мы смогли показать правду, те детали из жизни, которые редко обсуждаются или выносятся в массы.

Какой уровень ответственности сниматься в фильме, основанном на реальных событиях? Играть действительно существующих или существовавших людей?

Мы все волновались. В том числе и режиссёр. Я уже снимался в фильмах, основанных на реальных событиях, но съёмки в этой кинокартине — мой, пожалуй, такой первый серьёзный опыт.

То есть можно сказать, что съёмки в этом фильме оставили большой след в твоей душе?

Да, несомненно. Здесь я побывал и на войне, и рядом с войной. Это мой третий опыт профессионального подхода к работе, но предыдущие были более технически прокачены, а здесь все вместе — и душевная составляющая, и организационная: мы прошли кучу этапов подготовки, мы наизусть выучили все военные сцены, все связки, некоторые сцены мы даже выполняли без каскадёров. Причём, нам не объясняли по сто раз, куда встать, куда идти. Все как у военных: один раз показали — должен запомнить. Когда смонтировали часть фильма и показали её ребятам из Минобороны, они даже не смогли понять, где в кадре актёры, а где действительно военные (смеётся). В целом от съёмок незабываемые впечатления. Картинка получилась очень красивая. Я доволен. «Небо» врезалось в память навсегда.

Интервью: Карина Азоян

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


доступен плагин ATs Privacy Policy ©

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.