В российский прокат выходит фильм «КОНЁК-ГОРБУНОК», съемки которого проходили в самом большом в России съемочном павильоне под Санкт-Петербургом

«КОНЁК-ГОРБУНОК» – сказочный блокбастер кинокомпании СТВ, студии CGF и телеканала «РОССИЯ 1»

По мотивам одноименной сказки Петра Ершова о приключениях крестьянского сына Ивана-дурака и его верного помощника Конька-Горбунка — «ростом только в три вершка, на спине с двумя горбами, да с аршинными ушами».

Синопсис: Иван — не царевич, не богатырь, не красавец, а старшие братья и вовсе его дураком считают. Но всё меняется, когда у Ивана появляется друг и верный помощник — Конёк-Горбунок. Пусть он ростом невелик, зато умный и смелый. С таким другом никакой враг не страшен. Ну, почти никакой. С таким помощником и ничего невозможного нет. Ну, почти, нет. Ивану с Коньком предстоит проверить свою дружбу на прочность, столкнуться с коварным противником, преодолеть невероятные испытания и встретить такую любовь, ради которой стоит рискнуть всем. Ну, почти всем.

Продюсеры: Сергей СЕЛЬЯНОВ, Александр ГОРОХОВ, Антон ЗЛАТОПОЛЬСКИЙ

Режиссером-постановщиком картины выступает Олег ПОГОДИН, которого зритель знает по успешным сериалам «Крик совы» и «Родина ждет», а также по фильмам «Дом», «Непобедимый» и «Триумф».

За костюмы отвечает Надежда ВАСИЛЬЕВА, работавшая над образами героев всех картин Алексея Балабанова, а также над фильмами «Матильда» Алексея Учителя, «Скиф» Руслана Мосафира, «Салют-7» Клима Шипенко, «Страна 03» Василия Сигарева и многими другими.

Оператор-постановщик — Владимир БАШТА («Географ глобус пропил», «Время первых»).

Всеми любимая сказка «Конёк-Горбунок» написана Петром Ершовым в стихах, но создатели новой экранизации решили заменить стихотворную форму прозаической.

Над сценарием работали Алексей БОРОДАЧЕВ и Олег ПОГОДИН.

Визуальные эффекты создает одна из самых успешных студий компьютерной графики в нашей стране — компания CGF – обладатель двух премий «Золотой орел» за лучшие визуальные эффекты 2016 и 2017 гг., работавшая над такими картинами как «Движение вверх», «Время первых», «Викинг», «Экипаж».

За мимику, движения и голос сказочного Конька-Горбунка отвечает Павел Деревянко.

Роль Ивана-дурака исполнил Антон Шагин.

В роли Царь-девицы Паулина Андреева, Спальника сыграл Ян Цапник, Воеводу – Олег Тактаров, Царя – Михаил Ефремов.

Съемки проходили в самом большом в России съемочном павильоне под Санкт-Петербургом (его площадь более 7000 кв.м.), где были построены отдельные декорации и условные объекты зеленого или синего цветов, которые впоследствии достраивались и воссоздавались с помощью компьютерной графики. В качестве производственно-

технологических примеров Александр Горохов называет диснеевскую «Книгу джунглей», блокбастер «Фантастические твари» и «Алису в стране Чудес» Тима Бертона.

Сергей СЕЛЬЯНОВ, продюсер: «Представляете – живой, не мультипликационный, а живой Конёк-Горбунок! Живая Жар-птица и Чудо-Юдо рыба-кит! Прекрасные актеры! Восхитительные костюмы и декорации! И всякие чудеса! Это сказка. Зритель любит сказки, особенно наши. Все потому, что в таких историях для нас больше сегодняшнего, чем в современном реалистичном фильме. В сказке заложены качества национального характера и жизненного уклада. Кроме того, в нашей картине есть и любовная линия — Иван совершает все подвиги с помощью своего волшебного товарища Конька-Горбунка из-за любви. Лично я очень люблю эту сказку и не совру, если скажу, что в детстве ее раз 20 перечитывал».

Антон ЗЛАТОПОЛЬСКИЙ, продюсер: «Нет ничего лучше нашей родной русской сказки, остроумной и лукавой, мудрой и озорной – в ней заложена духовная генетика нашего народа. Работа над «Коньком-Горбунком» у нас с партнерами вызывает особый азарт. Потому что взрослые тоже дети – и нам всем нужна сказка, которую мы своим высокотехнологичным, красивым, весёлым, ироничным и увлекательным фильмом, с блестящими актерскими работами – возвращаем в современную реальную жизнь. Я уверен, что порадуем зрителя и приключения Конька не оставят равнодушными ни детей, ни взрослых».

Александр Горохов, продюсер: «Однажды мы с моим другом обдумывали истории, которые можно было бы экранизировать, и вспомнили «Конька-Горбунка», и подумали – почему бы не экранизировать? Сказка всегда интересна зрителям. Я стал перечитать вслух и понял, что несмотря на выдающийся текст Ершова, это не очень легко экранизируемая штука и сценарий нужно сделать с прозаическим текстом, оставив при этом всю сюжетную линию. В итоге мы позвонили Сергею Сельянову, он ведь у нас в стране главный по сказкам, и не только по ним, и он откликнулся очень позитивно. Подключился Антон Андреевич Златопольский и телеканал РОССИЯ 1, началась работа… И когда мы начали, сыграла роль моя экспертиза в визуальных вопросах – было понятно, что без мощной визуализации рассказать эту историю нельзя. Поначалу разработка шла легко, а когда начали прорабатывать детально, то поняли, что в этом чемодане не одно дно — это как сказочная история про сундук, внутри которого – заяц, внутри зайца – утка, в утке – яйцо и так далее. «Конёк-Горбунок» очень глубокое произведение и очень сложный технологический проект.

Павел Деревянко был единственным человеком в проекте, чье имя прозвучало сразу, как только мы задались вопросом – кто был мог сыграть Конька. Мы другого актера и не искали. Поначалу ему, наверное, было не очень понятно: актер играет роль, но его не будет в кадре. Но всю эмоцию мы брали с него – как он реагирует, какие паузы держит, как проносит текст, хмурится, улыбается… Мы пытаемся сделать его фотореалистичным персонажем – как будто существует такой в природе зверь, и он пришел к нам на площадку, у него осмысленный взгляд, поставленная речь и с ним можно договариваться. Конечно, материал прошел определенную обработку аниматорами, но в Коньке можно узнать Пашу, его характерные мимические жесты.

На самом деле это тяжело – снимать пустое место в кадре. Многие флэты нужно было снимать под Конька или под другого сказочного персонажа, которого в реальности нет. Конёк – не человек, его надо было снимать иначе, прежде всего изменить габаритно

форму лица, потому что портрет человека и портрет лошади — это разные вещи. На монтаже нам приходилось очень тщательно подбирать ракурсы, чтобы персонаж композиционно вписываться в кадр, при том, что мы не имели еще финального Конька, с финальным цветом, шерстью, приходилось многое домысливать. На съемках у нас был габаритный Конёк, был Паша, были сняты технические плэйты – кадры, куда мы должны были его инспирировать. Случайный поворот камеры на 2-3 см очень сильно менял кадр. Сейчас еще идет финальная стадия анимации, когда мы уточняем актерскую игру. И конечно же монтаж не может быть закончен, пока не появился персонаж в кадре, пока он не сыграл свои эмоции, реплики, взгляды.

Уникальность ситуации в том, что Конёк – по-настоящему главный герой – не второй, не промежуточный. Это – редкость. Если сравнивать с западными аналогами, то приходит в голову Паддингтон. То есть задача – заставить зрителя сопереживать, поверить в то, что он – настоящий. Кроме Конька есть еще Жар-Птица, ее перо, кобылица, чудо-юдо-рыба-кит и весь окружающий их мир: все локации, в которых они обитают, созданы на компьютере. В фильме 95, а то и 99 процентов компьютерной графики. То есть почти нет кадров без CG. Но мы никогда бы не смогли сделать этот фильм без артистов. Даже если все персонажи были бы компьютерными, мы бы не смогли создать без живых артистов.

Мы почти не пользуемся готовым софтом. Большинство инструментариев — это наши собственные разработки. Нет вообще ничего, что можно было бы сделать одной кнопкой, все детально разрабатывается.

У нас на площадке была использована наша разработка «Вьюга», она позволяет «достраивать» пространство – увидеть, что в нем примерно будет, чтобы правильно выстраивать кадр. Ее можно было использовать не во всех случаях, но было много эпизодов, снятых при помощи «Вьюги», и мы примерно понимали, где и что будет происходить, что будет на фоне и как правильно взять ракурс по фону.

Нет никаких преимуществ перед Голливудом, их просто нет. И не нужно соревноваться с тем, что тебе просто недостижимо… Голливуд — это сборная мира по кино, а у нас сборная России. Но иногда наш российский продукт оказывается интересным в мире. На это мы очень рассчитываем.

Если говорить про сложность этого проекта, то можно представить себе цирк, а в нем людей, которые умеют ездить на велосипеде по канату, а еще – тех, кто умеет жонглировать. И вот «Конёк» — это когда мы едем на велосипеде по канату и еще и жонглируем. То есть по отдельности все это мы проходили и понимаем. Но когда они совмещаются, то уровень сложности, это не умножение на два, а возведение в степень.

Для меня это очень крутой вызов, круче мы ничего не делали и не уверен, что будем делать в ближайшей перспективе, потому что это долго, дорого и сложно. И не уверен, что кто-то в ближайшее время рискнет это повторить».

Олег Погодин, автор сценария, режиссер-постановщик: «Наш фильм отличается от литературного оригинала. Во-первых, поэтическая форма сказки Ершова у нас заменена прозаической. Во-вторых, некоторые коллизии литературного оригинала заменены, потому что мы пытались всей истории задать немного другое направление. Сказка Ершова больше о дружбе Ивана и Конька. У нас всё это, конечно же, осталось, но плюс

значительно укрупнилась линия любви Ивана к Царь-девице. Наше кино – о дружбе и любви.

В целом мы существовали в парадигме сказки Ершова, и ничем особо наш Конёк от его Конька не отличается. Неунывающий, мудрый, находчивый, надёжный, ну и, само собой, очень быстрый, реактивно-скоростной – такой он, наш Горбунок.

Если же говорить о технических аспектах такой работы… Когда я был еще совсем молодым человеком, то мечтал стать мультипликатором и довольно много времени уделял изучению этого дела. Я легко могу себе представить на месте зеленого экрана дворец или тропинку в лесу, а на месте условного шарика, который двигают на компьютере специалисты, персонажа: ёжика или того же Конька. Воображение на таких съёмках всё время работает в прикладном режиме. В какой-то момент это начинает утомлять, эмоционально выматывает. Вообще, когда ты снимаешь не «кино людей», а «кино технологий», то они диктуют тебе чуть ли не каждый шаг. Хочешь двинуть, например, камеру влево или вправо, а нельзя – не совпадешь с утверждённым технологическим решением, с превизом. В другой раз напрашивается более раскованное действие артистов в кадре, а мне их, наоборот, приходится зажимать в силу того, что с ними «работает» анимационный персонаж. Структурируешь так, что они не могут лишнего шага ступить. Потому что компьютерно-анимационная фигура в кадре требует от живых партнёров точно определённых взаимодействий. В общем, в производственном смысле это был фильм очень непростой».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


доступен плагин ATs Privacy Policy ©

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.