Гопник — что за загадочный «зверь» и где он «обитает»? Понятие возникло давно, но мало кто знает, что оно означает на самом деле. Кому гопники должны быть благодарны за название, что скрывает Лиговский проспект и как определить принадлежность к субкультуре — разберем в этой статье

Мы подошли из-за угла Лиговского

Источник: bit.ua

В конце XIX века в здании гостиницы «Большая Северная» (нынешняя «Октябрьская») на Лиговском проспекте создают Государственное общество призора. Сокращенно — ГОП. В него отправляют на попечение беспризорных детей и подростков, замеченных за мелким хулиганством или воровством. Лиговская улица, которая стала именоваться проспектом только в пятидесятых — в то время считалась окраиной города, трущобами, поэтому беспризорников на ней было много и без этой организации. В начале XX века среди интеллигенции даже появляется понятие «лиговское сословие». К нему относили всех хулиганов, бродяг и пьяниц. Выделяемых государством средств на содержание домов призора не хватало, и их обитатели продолжали добывать себе средства к существованию привычными способами — грабежом и попрошайничеством. ГОП превратился в ночлежку.

С приходом большевиков к власти в этом же здании было организовано Государственное общежитие пролетариата (все тот же ГОП). В нем жили беднейшие слои населения, которые приехали в Петроград в поисках какого-либо пропитания и денег. Количество преступлений на Лиговке увеличилось, и, бытует мнение, что именно тогда жителей ГОПа начали называть гопниками.

Однако есть версия, что термин произошел от диалектизма англоязычных ирландцев, который появился еще в XVII веке. Gob stop (в переводе с английского «рот», «болтовня» и «останавливаться») в последствии стало слэнгом, его использовали лондонские хулиганы. Со временем таких людей стали называть гобстопперами. Вероятно, понятие перекочевало из Англии в Россию с заменой буквы «б» на «п» и превратилось в знакомое «гоп-стоп». Подтверждение этому — труды В.И. Даля по тайным языкам России: в них автор упоминал слово «гопать», что на так называемом «музыке» (ударение на вторую гласную), языке петербургских мошенников ХIX века, означало «ночевать на улице». То есть слово появилось раньше организаций на Лиговской улице.

Сейчас аббревиатуру расшифровывают как «городская организованная преступность» или «гражданин опасного поведения», что тоже подходит по смыслу.

Понятие «гопник» стало широко применяться в период перестройки. Однако в то время гопники или любера, как их еще называли, отличались идейностью, любовью к родине и здоровому образу жизни. Спортсмены были против какого-либо влияния Запада, и поэтому враждовали с неформалами: хиппи, панками, металлистами и т.д.

К девяностым образ гопника изменился: его представители вдохновлялись бандитами, которые «крышевали» рынки или целые районы. Ровнялись и на героя фильма «Брат» Данилу Багрова. Типичные черты гопника девяностых: девиантное поведение, тюремный жаргон, спортивный костюм (достался в наследство от прошлого десятилетия) и развязная походка. Представителя субкультуры зачастую можно было застать сидящим на корточках у подъезда, поедающим семечки и хаотично выплевывающим шелуху на тротуар. В драке он обычно использовал холодное оружие — биты, кастеты и ножи, хотя

еще в пятидесятых гопники стреляли из «поджигов» — это самодельные однозарядные пистолеты, которые заряжали не порохом, а серой со спичечных головок. Кстати, этим методом заряда оружия пользуется Багров в первой части фильма.

Удивительно, но поначалу сами гопники не определяли себя как отдельную субкультуру и даже не увлекались каким-то определенным музыкальным направлением. Уже позже проявилась их склонность к блатной музыке и русскому шансону. Ближе к нашему времени гопники стали предпочитать поп-музыку, хардбасс и русский рэп, их образ в целом сменился. К нулевым представители субкультуры потеряли какую-либо идейность и превратились в бездельных пьяниц и наркоманов, способных напасть только толпой на одного. Другими словами — в тех, с кем в всьмидесятых боролись их отцы.

В последние десять лет гопника можно увидеть в двух местах: в одном из криминальных районов города (особенно на Урале и в Сибири) или на телеэкране. Образы главных героев «Бумера», «Бригады» и «Реальных пацанов» – это своеобразный «привет» из прошлого.

Нравится это кому-то или нет, но гопники и их образ жизни (например, алкоголь, мат) стали реальными символами России. В 2016 году граждане Санкт-Петербурга даже проявили инициативу поставить памятник гопнику на историческом месте — Лиговке. По задумке авторов проекта фигура человека, сидящего в спортивном костюме на корточках, «выпрашивала» бы у прохожих телефон. И его можно было бы «одолжить» гопнику: между рукой и ухом планировалось сделать отверстие для смартфона. Авторы проекта даже создали сайт и устроили среди пользователей голосование. Несмотря на то, что поддерживающих было много, идея так и не была осуществлена.

Автор: Василиса Красотина

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


доступен плагин ATs Privacy Policy ©

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.