Дух свободы

Дух полнейшей свободы во всех городах мира передают произведения уличного искусства. В XXI веке сложно представить город без разрисованных крыш граффити, или рисунками. Стрит-арт не стоит на месте и развивается во многих городах мира, однако художники встречают всё больше проблем с коммунальными службами и городским управлением. Чем чаще появляется стрит-арт на улицах, тем чаще его закрашивают. Как уличные художники относятся к такому запрету творчества? А может, в закрашивании произведений стрит-арта есть свои плюсы? С GENERATION поделились своей историей граффитист Burs «Добро» и художник стрит-арта Александр Blot.

GENERATION: Чем отличается граффити от стрит-арта?

Burs «Добро»: Большинство людей подразумевает под граффити совсем не то. Граффити – это написание своего имени где угодно. Грубо говоря граффити это – в основном буквы, шрифты.

Один из самых первых людей, ставших знаменитостью – это Taki 183, из Нью-Йорка. Он разрисовал весь город своим именем, и прославил его. О нём выпустила материал газета – и так он стал знаменитым. После этого пошла волна граффитистов. Все стали писать своё имя. Граффити из простых букв превратилось в искусство – буквы со временем стали все красивее, добавлялись персонажи. Весь Нью-Йорк через три года был разрисован граффити. Писатели – так их стали называть – рисовали на всем: на стенках, электричках, домах. То, что мы видим – красивые рисунки на домах – это уличное искусство, стрит-арт. Уличное искусство – это танец, граффити, музыка, скейтбординг. Всё творчество, что происходит на улице – можно назвать уличным искусством.

Burs «Добро»

GENERATION: Как сейчас развивается граффити-искусство в Петербурге?

Burs «Добро»: Развитие граффити и стрит-арта зависит от активности художников. В прошлом году не было столько граффити на улицах, как, например, в этом.

GENERATION: Как граффитисты справляются с закрашиванием работ?

Burs « Добро»: В Санкт-Петербурге есть такая проблема. Мои граффити часто закрашивают, так как я это делаю, в основном, нелегально, и, честно говоря – я привык к этому. Но я всё равно не перестаю писать слово «добро» – это мой посыл людям.

Почему коммунальные службы не дают развиваться граффити – интересный вопрос.

Я придерживаюсь слов Маяковского: «Художники и писатели обязаны немедля взять горшки с красками и кистями своего мастерства и разрисовать все бока, лбы и груди городов, вокзалов и вечно бегущих стай железнодорожных вагонов. Пусть отныне, проходя по улице, гражданин будет наслаждаться ежеминутно глубиной мысли великих современников, созерцать цветистую яркость красивой радости сегодня, слушать музыку — мелодии, грохот, шум — прекрасных композиторов всюду. Пусть улицы будут праздником искусства для всех.

И если станет по слову нашему, каждый, выйдя на улицу, будет возвеличиваться, умудряться созерцанием красоты взамен теперешних улиц — железных книг, где страница за страницей начертали свои письмена лишь алчба, любостяжание, корыстная подлость и низкая тупость — оскверняя душу и оскорбляя глаз. Всё искусство — всему народу!»

Кто-то не хочет, чтобы люди были свободными. Для меня творить и рисовать везде – это безграничная свобода, которую я очень ценю. Да, я нарушаю закон, но я знаю – то, что я делаю – это искусство. Я это делаю не ради денег, а для души.

Burs «Добро»

GENERATION: Почему вы решили прийти к уличному искусству?

Александр Blot: В школьные и студенческие годы я много изучал академический рисунок и живопись. Это, безусловно, развивает и прокачивает технические навыки, но при этом загоняет в определенные рамки. Со временем пришло чувство, что становится тесно в этих рамках. Нужна была творческая свобода, нечто новое, развязывающее руки. Это ощущение пришло в процессе создания первой работы на стене в 2008 году в родном городе Пензе. Я получил то, что мне было нужно.

GENERATION: В каком городе в России развивается граффити интенсивнее, чем в остальных городах?

Александр Blot: Мне нравится уличное искусство в Нижнем Новгороде. В значительной степени благодаря очень красивым текстурам зданий и атмосфере самого города. И не могу не отметить нижегородский фестиваль уличного искусства «Mesto», который делает Никита Nomerz – сильнейший российский уличный художник.

Александр Blot

GENERATION: Насколько техники рисования на стене отличается от техники рисования на бумаге?

Александр Blot: Кардинально отличаются. Масштаб, текстура, художественные методы, техника нанесения рисунка и сама атмосфера уличного пространства – всё максимально другое.

GENERATION: У вас были случаи, когда ваши граффити закрашивали городские службы?

Александр Blot: Эти случаи происходят постоянно. Стрит-арт и граффити появляются так же внезапно, как и исчезают. Это часть непрерывного процесса городской жизни.

Интервью: Светлана Немченко

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

 необходимо принять правила конфиденциальности пользовательского соглашения

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.