Я никогда не нападаю, только защищаюсь – Татьяна Ларина – финалистка 15 сезона шоу «Битва экстрасенсов», медиум и экстрасенс рассказала журналу GENERATION о трудностях в своем детстве, жестоком мире эзотерики, а также о «закульсье» популярного российского шоу

Вы называете себя ведьмой. Это не пугает окружающих вас людей?

Сама себя я так не называю, я же не хожу с вывеской: «я ведьма». Такое впечатление складывается в целом у людей обо мне. На самом деле, ведьмы только сейчас стали страшны для человека, раньше они выполняли функцию психолога, к ним приходили за советом, а не чтобы приворожить человека или сделать ему гадость.

Вы занимались профессиональным пением и даже были моделью, почему решили оставить в прошлом это хобби?

Я и сейчас занимаюсь музыкой, просто на какой-то момент мне пришлось оставить это, так как изначально у меня был тандем с моим бывшим мужем, а когда мы с ним разошлись, я подумала, что музыка мне уже не нужна. Для меня это было семейное творчество. Что касается модельной деятельности, то это был определённый этап в моей жизни – этап эмиграции: я тогда уехала в Израиль, нужны были деньги, пробовала заработать в этой сфере. Но многие моменты меня в этой работе абсолютно не устраивали, поэтому пришлось оставить это в прошлом. Мне и так хватает съёмок и фотосессий для журналов. А посвятить модельному бизнесу всю жизнь – это же бред.

Когда вы в первый раз почувствовали, что обладаете некими способностями, определённым даром?

Изначально я думала, что все люди одинаковые. Впервые я почувствовала, что со мной что-то не так, когда родители моих друзей начали запрещать им со мной общаться, так как, по их мнению, я вела себя неадекватно: разговаривала с животными, деревьями, плакала, когда их срубали. Это были определённые моменты телепатии. Не всегда обязательно говорить с человеком или живым существом, чтобы понять, что он чувствует. Вы же можете определить, гуляя по улице, что вот эта девушка влюблена, а вот этот молодой человек чем-то озабочен? Вот о чём я говорю.

Мешал ли вам этот дар в жизни? Были ли случаи, когда вы хотели от него отказаться?

Когда я всерьез начала заниматься развитием своего дара, то да, мешал. Я даже не могла сосредоточиться за рулем: я видела судьбы людей, мимо которых проезжала, это отвлекало от дороги. Сейчас я научилась блокировать поступление лишней информации. Иногда видишь такие страшные истории, что самой становится не по себе, думаешь: как люди вообще с этим живут? Такая информация причиняет мне боль, а смысла в этом нет, я не могу это исправить, я просто чувствую всё это, пропускаю через себя.

Всегда ли вы говорите людям всю правду?

Если я понимаю, что это может привести к беде, то нет. Приходится утаивать информацию, дабы не произошло ничего плохого. Бывает и другая ситуация: люди, которые приходят ко мне за советом, часто хотят услышать от меня определённые слова. Если я говорю другое, то многие не готовы согласиться с моими словами и принять их, поэтому мне проще сказать то, что они хотят услышать.

Многим людям часто кажется, что у них тоже есть способности к  экстрасенсорике. Каким образом в этом можно убедиться наверняка?

Некоторые люди чувствуют, что будет в будущем, только они называют это интуицией, однако это определенный дар.

Бытует мнение, что битва экстрасенсов – постановочное шоу. Действительно ли роли и реплики там расписаны заранее?

Ничего не расписано. Мы действительно проходили испытания. Но постановочность была, конечно, это же шоу. Всё снимается в несколько дублей, иногда приходилось начинать испытание сначала, потому что свет неудачно выстроен, и всем плевать, настроился ты или нет. По телевизору показывают те кадры, которые выгодны по сценарию, кого-то нужно показать хорошим, кого-то плохим. Причём половина того, что происходило на площадке, не попала в эфир. Это всё продумано заранее. В таких условиях морально очень тяжело работать. После этого проекта у меня фактически поехала крыша, а ещё за время съёмок я почти не виделась со своим ребенком. Полгода просто выпали из моей жизни. Если бы я знала заранее, что так будет, я бы не приняла участие в этом шоу.

С какой целью вы участвовали в проекте? Многие приходят туда ради медийности, а вы?

Директор сказал: надо идти, и я пошла. Получается, что да, для медийности.

Вы когда-нибудь использовали свои способности против ваших обидчиков или не понравившихся вам людей?

Я никогда сама не нападаю, только защищаюсь, когда человек хочет сделать мне гадость. Все мои знакомые женского пола, которые когда-то обсуждали меня за спиной или говорили обо мне нехорошие вещи, стали бесплодны. Одну из них я позже смогла искренне простить, и она только в 42 года родила первого ребенка. Когда я осознала, что это всё действительно из-за меня, я испугалась. Сейчас я пытаюсь контролировать свои способности, теперь я сознательно могу делать плохо и сознательно делать хорошо. Конечно, со временем я стала злее, но я не самый плохой человек.

Мы живем в такое время, когда ничего не бывает бесплатно. Бывают ли случаи, когда вы оказываете человеку бескорыстную помощь?

Конечно, с детьми я всегда работаю бесплатно, помогаю им бороться со страхами, с заиканием. За ритуалы я тоже не беру денег, потому что они далеко не всегда могут получиться удачно.

Вы помогаете людям бороться со страхами и фобиями, а есть ли страхи у вас?

Да, один – у меня клаустрофобия. Но вообще со страхами надо бороться, очень важен самоконтроль. С собой надо жёстко, не надо «сюсюкаться».

Вы относите себя к необычным, особенным людям?

Нет, я не супермэн, летать я не умею. Я знаю одно: я злая и смелая, и я могу сделать то, что не смогла бы сделать, будучи человеком без способностей. Тем более я биопрактик, в любой момент я могу что-то начертить или нарисовать, и у человека возникнут определенные проблемы.

Возможно, банальный вопрос. Хорошо ли это – видеть будущее? Это же лишает жизнь определённых красок.

Ни один из эзотериков не чувствует себя, он не имеет права на это. В этом мире он существует для того, чтобы помогать другим людям. Когда используешь свой дар для себя, может произойти что-то плохое.

Вы близко общаетесь с Натальей Бантеевой. Может ли быть дружба между экстрасенсами в обычной жизни?

С Натальей Бантеевой я уже не общаюсь, я ушла из её ковена, этот человек мне неприятен, и я не хочу с ней иметь общих дел. Что касается дружбы между экстрасенсами: эзотерический мир очень жёсткий. Все люди, которые в него входят, всегда хотят сделать друг другу гадости. Главная причина, конечно, конкуренция. Я не понимаю, почему такого нет среди фигуристов, стилистов и в других сферах и видах деятельности. Поэтому я ни с кем близко не общаюсь и ни с кем не дружу. Иначе я просто открою рот, а говорю я больно.

Ваш сын тоже обладает способностями?

Слава богу, мой ребенок в этом плане стерилен. Я надеюсь, что он будет обычным человеком. Я не хочу, чтобы у него были такие же проблемы, как у меня, чтобы он плакал, или чтобы люди грузили его своими проблемами.

Какое у вас самое яркое воспоминание из детства?

Вообще много воспоминаний, но далеко не все положительные. Некоторую часть не помню, как будто стёрлась из памяти. Но я помню, как я рождалась, все эти ощущения: давление, твоё тело будто сжимают, и появляются тёмные цвета перед глазами. Несколько раз мне это снилось в кошмарах, было очень страшно. Не зря говорят, что рождение ребенка – это травма. Ещё помню, как дважды в детстве видела летающую тарелку.

Верите ли вы в то, что все предначертано?

Да, но у нас есть выбор, мы всегда можем изменить то, что приготовила нам судьба.

Май 2018

Интервью: Карина Азоян

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


доступен плагин ATs Privacy Policy ©

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.