ARS-N: “Раньше музыка была хобби, а теперь – работа”

Рэпер из города Пушкин (Ленинградская область) Арсен Антонян, известный под псевдонимом ARS-N,  участник второго сезона шоу «ПЕСНИ» на ТНТ, пополнил команду популярного российского лейбла Black Star. Известно, что свой первый трек Арсен написал в 2010 году. Профессионально заниматься  музыкой он стал с  2016 года. Редакции GENERATION удалось пообщаться с ARS-N и разузнать о работе на лейбле, об отношениях с Тимати и о дальнейших творческих планах

Интервью: Василиса Васильева

Фото предоставлено пресс – службой Black Star

Какова жизнь до проекта «Песни» и после? Все кардинально изменилось?

Самое кардинальное изменение, это то, что теперь, просыпаясь каждое утро, я могу обнаружить в своем мессенджере большое количество сообщений, раньше такого не было. В целом, жизнь и правда изменилась. Раньше музыка была хобби, а теперь – работа.

У вас было такое чувство, что с приходом популярности и узнаваемости вы можете потерять себя? Грубо говоря – «зазвездиться»?

Мне кажется, что ни один человек не сможет себе признаться, что он «зазвездился». Могу сказать, что я не «зазвездился», но стал замечать за собой, что время, которое я мог потратить на общение с людьми, теперь стал ценить еще больше. У меня просто очень много дел. Некоторые люди могут расценить это как «зазвездился», но на самом деле я просто сейчас более трепетно отношусь к своему времени. Это могут заметить люди, которые со мной знакомы были раньше. А что касается поклонников, я стараюсь им отвечать, пусть даже каким-то смайликом.

Какой Тимати как наставник? Легко с ним работать?

Он максимально дружелюбный, трепетный, всегда старается прислушаться к твоему мнению и всегда даст какой-то совет

Вы заключили контракт с лейблом Black Star. Какую роль сыграл лейбл в вашем творчестве? Дают ли вам советы руководители или у вас полная свобода действий?

У нас стоит задача написать такую песню, которую будет слушать широкая масса людей. Конечно, есть корректировки, есть какие-то вещи, которые подсказывают на лейбле, но жестких ограничений нет. Все в рамках разумного. У всех стоит одна общая цель – это выпустить хорошую песню.

Вокруг лейбла после ухода Егора Крида и L’one ходят много разговоров. Ребята не захотели продлевать контракты с лейблом. Как вы оцениваете эту ситуацию?

Я два-три месяца на лейбле, и все мое время, которое есть, уходит на музыку. Нет времени даже обсуждать эту ситуацию. Это конкретная ситуация конкретных людей, как я считаю. Поэтому понятия не имею, что там происходит, да и я об этом и не думаю. Сейчас я сконцентрирован на творчестве, и ничего толком не могу сказать по этому поводу.

Вы поддерживаете отношения с участниками проекта?

Да, мы со всеми ребятами на связи. С некоторыми чуть больше, с некоторыми чуть меньше. Всех буду безумно рад видеть – в любой точке мира. Со всеми очень теплые взаимоотношения. Те, кто был на этом проекте, это особенные люди, с которыми мы прошли, можно сказать, «курс молодого бойца» для артиста. Нам уж точно будет что вспомнить и обсудить при встрече.

А сколько совокупно вы провели времени на проекте?

Для меня весь проект, от кастинга здесь в Петербурге и до конца – это где-то полгода. А непосредственно с ребятами, с которыми мы прошли в команды, это порядка двух месяцев плечом к плечу.

Над чем вы сейчас работаете? Есть ли наработки нового альбома?

Сейчас работа ведется непрерывно. Вот недавно вышел клип на песню «Дэйви Джонс» совместно с Жаком-Энтони, она, правда, с моего старого альбома, но все равно. Также снято видео на песню «Магистраль». Параллельно ведется еще работа. Насчет альбома пока не могу сказать, но однозначно новые песни будут, и их будет много. Буду стараться как можно чаще радовать слушателей.

Вы родились в Ереване, но в возрасте трех лет вместе с семьей переехали в город Пушкин (Ленинградская область). Расскажите, что привело к такому решению?

На самом деле банальная история. Отец приехал в Петербург за заработком. Через некоторое время, когда обосновался, появилась какая-то стабильность, он перевез и нас. И мы, в поисках лучшей жизни, обросли здесь «корнями». Поэтому, когда мне задают вопрос: «Какой твой родной город?», – я отвечаю – «Пушкин, в скобочках, Петербург».

А повлиял ли Пушкин на зарождение вашего творческого пути? Были ли уже в то, юношеское время, зачатки рэпа?

Не могу сказать, что с точки зрения рэпа Пушкин повлиял. Просто сама атмосфера города располагала к творчеству, Пушкин, это – Царскосельский лицей, где сам Александр Сергеевич учился. В этом городе витает поэзия. Это и повлияло.

Как ваши родители отреагировали на ваше решение стать музыкантом, ведь по профессии вы стоматолог?

Мои родители никогда не ограничивали меня. Я периодически читаю в интернете, что кто-то где-то пишет, что меня по настоянию родителей послали учиться на доктора, но это не так. Я пошел учиться по своему собственному желанию. Но что такое желание в понимании шестнадцатилетнего человека, даже пятнадцатилетнего, ведь именно в этом возрасте ты определяешься, кем хочешь стать по жизни. Кто-то сказал, что стоматология – это престиж, достаток и стабильность, что зубы у всех есть и их надо лечить, вот я и пошел учиться на стоматолога. Я обрадовался, когда поступил, и мои родные тоже. Но параллельно всегда занимался музыкой, это было как хобби. А когда окончил университет и пошел дальше учиться, понял, что если до сих пор не отпускает творчество, значит, надо окончательно переключиться на музыку. Отучился 5 лет, потом еще 2 года ординатуры, параллельно работал доктором, и я просто понял, что неправильно совмещать музыку с медициной, так как несешь ответственность за человеческую жизнь и выбрал музыку. Родителям сказал о своем решении, и на тот момент, я думаю, им было страшно за мое будущее, но вот хорошо, когда всё хорошо кончается. В целом, они были рады за меня.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *