«Я просто в душе рокер. Я панк»

Найтивыход – яркий представитель молодого поколения альтернативного хип-хопа.

Какие у тебя были первые мысли, когда ты заливал свой первый трек?

– У меня это был не трек, а целый альбом. Когда я заливал свой первый трек, было ощущение того, что делаю это для себя и я абсолютно никакого фидбэка не ожидал, то есть у меня были какие-то приоритеты в плане того, что вот я хочу делать вот так, но никогда там речь не шла ни о совместных работах, ни о какой-то финансовой составляющей. И в итоге, я залил себе первый альбом, и я помню, на нём было лайков 30, и это для меня уже вообще супер было. Мне было очень хорошо с этого, и вот одна подруга моей бывшей, для которой я писал одни из первых треков, она одна из первых это репостнула к себе, и до сих пор у неё на стене мой первый альбом есть, и это вообще здорово, мне очень понравилось, что люди из моего, скажем так, очень специфического города, из Волгограда, они вот это всё за’enjoy’или, им всё понравилось

– А вообще о чём в целом был твой альбом?

Там сплошная рефлексия и мои подростковые отсылки на какую-то псевдофилософию, которую я читал тогда, но они были довольно-таки скудны, но сейчас я не скрываю свои первые треки, потому что есть такое выражение – «интернет всё помнит». В интернете невозможно ничего скрыть. Вот и там весь прикол был в том, что когда ты что-то делаешь и ты это прячешь, значит ты это хочешь скрыть, а в интернете это, практически, невозможно, благодаря всяким программам, инсайдам и прочим вещам. А я, наоборот, не скрываю свои первые альбомы, потому что я хочу показать как я поднимался до того уровня, до которого я сейчас дошёл, если это уровнем можно назвать, в принципе. Хочу понимать насколько я, скажем так, продвинулся в этой стезе.

– А какую вообще музыку ты тогда слушал, и почему выбрал именно такую форму своего творчества?

Я вообще слушал тогда очень много Placebo, Radiohead и русский андерграундный, абстрактный хип-хоп, который помер уже. Он был для меня, скажем, неким вот вектором таким, и я понял, что так можно делать, и те стихи, которые я писал до этого, это можно спокойно записать на какой-то минус от «Васи99», который просто лежит в сети, и всё будет окей. Но зато потом, когда я продвинулся дальше, я понял, что нужна музыка только авторская, и начал сотрудничать с другими ребятами и так далее. В итоге это всё вылилось в то, что у меня собрался такой костяк людей, которые поддерживают Найтивыход, без них Найтивыход, он, в принципе, не существует. Ну, как, я есть олицетворение его, и тексты, и моё исполнение есть, но без инструментальных партий этого бы всего не случилось. Как-то так

– А вообще смотри, «найти выход» у кого-то получалось, были какие-то интересные фидбэки?

Да это давно уже стало каким-то эвфемизмом, меня самого уже давно утомило читать все эти шутки про никнейм, да и люди устали это все обыгрывать. Но многие пишут, что благодаря моему творчеству они не суициднулись, что мое творчество помогло им пережить депрессию и помогало в какие-то трудные моменты жизни. Стоит понимать, что у меня не только грустные песни, а также есть и позитивные, которые я писал от большой широкой любви. Есть песни, которые писал, будучи страдальцем, пытаясь вернуть девушку, но и там были положительные аспекты.

Ты выпускаешь совместки с рок-музыкантами. Это твой порыв души или чувствуешь, что такие коллаборации придутся по душе твоей аудитории?

Нет, я просто в душе рокер. Я панк. Я об этом думал буквально пару дней назад, когда выгуливал собаку и слушал музыку в стиле рок. Вспомнил, как я сходил на концерт «30 seconds to Mars», когда

они в Волгоград приезжали в 2015 году. Я понял, что это гораздо круче рэп-концертов. На них ты либо приходишь и слушаешь потому что знаешь текст, либо хочешь поддержать исполнителя. Например, Кровосток, который читает примерно одно и тоже на протяжении 15 лет. Есть такие исполнители как ATL, которые качают толпу. У меня же кач минимальный, я на это упор не делаю. А вот на рок-концертах есть мош-пит, дес волл, там целые коммьюнити, которые знают толк в том как разбить друг другу лицо и получить от этого удовольствие. Я по молодости часто ходил на такие концерты, и было очень здорово. Сама атмосфера очень крутая. К нам приезжал Адам Гонтье, бывший солист «Three Days Grays» , там все были в своей атмосфере, подпевали, кружили в меланхолии, и эта атмосфера мне ближе, чем «где же ваши руки», «давайте присядем», «давайте прыгнем». Это по мне – так себе развлечение. Хотя это тоже классный атрибут рэперской деятельности, но я себя рэпером не считаю. Я, скорее, поэт, в плане того, что у меня более поэтичное отношение к творчеству. Судить самого себя я не собираюсь, могу только сказать – стал ли я лучше для себя или не стал.

Как проходит твоя туровая жизнь? Опиши один день из тура.

Мы с моим провинциальным тур-менеджером, по совместительству менеджером Андрея Pyrokinesis’а и Федора Sted.D, встречаемся в Шереметьево, он говорит, что мне нужно ехать в другой терминал. Я в вагончике метро еду, не успеваю ничего, потом он говорит, что ошибся, я еду обратно. Затем мы садимся в самолет, прилетаем в 5 утра в Челябинск, напиваемся на баре и едем спать. Потом мы едем в клуб, там уходим в минус на пару тысяч, что не мешает нашей челябинской компании отдохнуть. Затем я теряюсь на ночь. Просыпаюсь на следующий день, мне продлевают отель. А все уехали в Екатеринбург, забрав мою зарядку. Я приезжаю в гостиницу, ночую там, и мне говорят, что у меня бла-бла кар и его примерные координаты. Я вызываю такси, нахожу бла-бла кар, у меня садится телефон, на последних процентах заряда я кое-как вызываю такси уже в Екатеринбурге, таксист меня спас зарядкой, мы нашлись с ребятами и дали крутой концерт. Это все заняло полтора дня, но для меня это было как один день.

Тебе нравится такой ритм жизни?

Это дает мне какую-то встряску, в плане того, что обычно я дико социопатичен, хотя со знакомыми людьми легко могу найти общий язык, поддержать разговор. Кстати, это часто пригождалось в поездах и самолетах. Моя жизнь вне тура – я сижу дома постоянно, пью пиво, играю в приставку, периодически пишу что-то и рефлексирую на свою жизнь. Ну, с друзьями вижусь периодически, там какие-то похождения происходят. Вот сейчас я в Питер приехал отчасти для того, чтобы хапануть вдохновения, чтобы было о чем писать в дальнейшем. Потому что Питер для меня очень нестандартный город. Я не могу тут жить дольше недели. Я проверял это неоднократно. Когда я был тут в первый раз десять дней, на восьмой день я чуть не сдох, и понял, что больше 7 дней не могу тут продержаться.

Расскажи мне, повлияло ли как-то на твой творческий подход история с отменой концертов?

Да, повлияло. Год назад весной у меня массово отменяли концерты. Но я, как Хаски, не залезал на тачку и ничего не делал, ведь меня, собственно, и не вязали. Теперь я с концертами не въездной полностью в Ставрополь и Краснодар. Еще в Ростове был отменен концерт, но там все как-то шатко. В связи с этим мне пришлось на время переквалифицировать полностью творчество: я пел все без мата, пел на какие-то мягкие темы, и в принципе, переосмыслил, отчасти, свое творчество. Но, когда в дальнейшем пошла тенденция на это все, я понял, что есть некоторые люди, которые на этом хайпят, у меня это в реальной жизни произошло. Если у того же Хаски сменилось несколько продюсеров с начала его существования, то у меня продюсеров никогда и не было, и, скорее всего, не будет. Если только я не разучусь договариваться с людьми. Поэтому мне пришлось просто терпеть и подстраиваться под ситуацию. Но я не считаю себя в проигрыше, потому что власти Краснодара и Ставрополя сами в проигрыше от того, что у них теперь прибавилось недовольных подростков, которые просто не смогли прийти на эти концерты. Как-то так.

Ты двигаешься без продюсеров, тебе не кажется, что в какой-то момент придется куда-то подписаться, на какой-то лейбл?

Я сейчас подписан на цифровую дистрибьюцию от Раймс, и концерты в столицах они же мне делают. Я считаю это каким-то определенным максимумом. Потому что когда между людьми встают определенные бумажки и обязательства, то это их четко разделяет на заказчика и исполнителя. А я привык в людях видеть добро, видеть какой-то определенный позитив, мне проще с людьми общаться как с друзьями. И на таком уровне отношений вести свои дела.

У кого получить совет, когда ты один со своей аудиторией, и не все принимают эксперименты со звуком, да еще и концерты отменяют?

Я знаю, что у кого-то проблема семьи колкая, типа семья – это не приоритет. Мне же в свое время помогла семья и близкие друзья. Тут нужно сделать важную ремарку: для меня друзья – это тоже часть семьи. Если бы у меня не было поддержки от семьи, у меня бы ничего не получилось. Когда близкие говорят, что ты справишься, то к тебе приходит осознание, что люди понимают твою позицию и хотят тебя поддержать. Это, мне кажется, самое главное.

С кем-то из исполнителей советовался? Это ведь было еще раньше, чем массово начали концерты срывать.

Да, меня одним из первых начали прикрывать. Прикрыли еще Пашу Nedonebo, у которого прям откровенно суицидальная тематика в треках была. А у меня все было мягче, но просто кому-то что-то не понравилось. Потом была еще история с синим китом, ведь меня пытались к нему причислить. Хотя по сути просто создатели сами меня туда приписали. У меня даже какой-то телеканал интервью по этому поводу брал. Это было забавно: мы пришли просто выпить на концерт, приехал какой-то мужик с камерой и брал у меня интервью в двух локациях. А я объяснял, что у меня просто есть песня «Киты умирают в лужах бензина», но к синему киту я песен не писал. Тогда я как-то несерьезно к этому относился, но когда мне сорвали тур, я пошел делать лингвистические экспертизы, кстати, я должен им до сих пор 6 тысяч рублей. Так стыдно за это. Принес песни без мата, мне сказали, что никакой пропаганды здесь нет, сделали мне какие-то бумаги и я с ними катался и показывал органам правопорядка.

Ты планируешь запускать какие-то сайд-проекты?

Да, у нас аж 3 проекта зреют. Первый готов процентов на 30, второй на стадии зарождения, а третий уже существует, надо только его на серьезную основу подтолкнуть, завести паблик в вк, хотя бы. И все эти три проекта они стебные. Но я хотел бы что-то сделать посерьезнее. Я б хотел петь начать, но у меня отвратительный вокал.

Если бы ты собирал группу, каких музыкантов ты бы в нее пригласил? Полет фантазии свободный.

Если вопрос денег и морали не стоит, то я был бы на басу и на вокале. Еще у меня в группе играет Феликс Бондарев, вторым вокалистом Андрей Пирокинезис будет, на ударных – Ваня из RSAC, автором моих текстов будет Максим Тесли из группы Щенки, автором меланхоличных песен будет Евгений Алехин. У Андрея на бэках будет Женя Zygomaticus, а у меня Rudeboy. А менеджером нашим будет Владислав Беседин. Первый концерт мы дадим сразу в «Олимпийском», а билеты будут по 150 рублей. Чтобы пришли прямо все.

Ты выстрелил еще до волны пост-панка. Поколение, которое растет сейчас, на твой взгляд, вообще понимает, что такое экспериментальный хип-хоп, зачем он и почему?

Ну, пост-панк это очень старый жанр, который сейчас насилуют все кому ни лень. Сейчас это даже скорее поп-панк, который пытается привнести какую-то независимость, а в итоге получается что-то не то. Все думают, что они инди. Их ведь на Лентаче запостили, на Медузе, на the-flow.ru интервью взяли. А на деле получается, что это просто люди, которые паразитируют на жанре и все. Назвался пост-панком – пой пост-панк, играй пост-панк. Назвался экспериментальным хип-хопом, так к тебе и не подкопаться, хоть весь трек бери и на губной гармошке играй, сверху наложив свой голос под автотюном. Здесь все равно экспериментальный хип-хоп будет. Очень редко сейчас встретишь человека, который топит за какой-то конкретный жанр. Есть какие-то общие названия типа рэп, рок, а сейчас все стараются отделиться от этого, чтобы не причислять себя к чему-то конкретному.

Ты, пожалуй, самый популярный из исполнителей в экспериментальном хип-хопе в России…

Я бы не сказал. Самый популярный – Хаски. Таких вещей как он, на русском языке никто не делал. Как и Pharaoh, кстати. Он клауд начинал делать, хоть он сейчас и отнекивается, что там у Bones’а было много идей заимствовано, но он сам по себе очень индивидуален. Индивидуальность – это такой фрагмент, который не позволяет ранжировать исполнителей. Один по-своему читает, другой поет, третий круто с автотюном экспериментирует. Я раньше сильно презирал автотюн, сейчас вообще нормально к этому отношусь. Так что, простите меня, если я на кого-то гнал за это. То есть, если ты в конкретном узком жанре, то ранжировать можно пробовать, а так нет.

Ты сам собираешься свою музыку под тенденции подстраивать?

Меня пытались тюном подгонять, но я не пел. Своей особенностью я считаю свой голос, потому что мне он кажется сильно не похожим на другие голоса. Манеру читки можно подобрать любую, поменять стиль, но голос свой изменять я не собираюсь. Я могу в фастфлоу уйти, могу стихи читать, делать взрывные припевы пытаться и пропевать их. Но решать, что и как делать, я буду сам. Аудитория на это не влияет. Поэтому медленный, но верный рост аудитории – это, как раз показатель того, что это не просто выстрелил и все забыли. По этому принципу многие инди-исполнители и двигаются сейчас, которые к продюсерам не привязаны.

Были провалы со сборами? Что все вроде бы хорошо, но вдруг неожиданно мало людей на концерт пришло?

Были, но это вряд ли с творчеством было связано. Разве что в плане затишья долгого.

Многие считают, что у тебя непрофессиональный подход к ведению бизнеса. Треки не залиты на iTunes, отчисления с залитых идут не тебе, ты анонсируешь все грядущие релизы на стадии задумки, а потом можешь их не выпустить. Почему?

Я считаю, что четкие грани они должны быть только при коммерциализации продукта. А когда есть какие-то задумки, надо фидбэк спрашивать у аудитории. Если, например, я вдохновился альбомом «Макулатуры» и мне хочется тоже альбом сделать сторителлинговым, а людям это не понравится, то можно и не изводить себя лишний раз. С клипами – проблема уже финансовая. Зачастую сложно найти кого-то толкового без крупных вложений. Я делал всегда дешевые клипы, и это видно, поскольку я акцент на клипах и не делал никогда. Поэтому у меня подход такой: я закидываю удочку с идеей, а потом смотрю над какими первостепенно можно начинать работать.

Ты говорил, что основные составляющие удачного образа мужчины – это куртка и обувь. Почему?

Да. По куртке видно насколько мужчина о себе заботится и насколько он хочет себя другим показать. По обуви – примерно тот же смысл, только еще можно показать достаток и отношение к жизни. Если человек ходит в тяжелых армейских ботинках просто по городу, по мегаполису, то это его показывает

как человека. Если человек в легкой куртке в -20, то, скорее всего, он модник. Если человек в какой-то умеренной одежде, значит его разгадать не так и просто. Я в себе ничего выделить не могу, не учитывая только мои узкие джинсы, потому что их я как начал году в 2014 носить, так и ношу, потому что мне нравится и удобно. Каждый человек индивидуален, он сам выбирает как выглядеть. Выглядишь развязано – ты таким и хочешь себя показать обществу. Я показываю, что я следую за модой, но за модой четырехлетней давности. Потому что узкачи опять из моды вышли.

Твои любимые бренды обуви и одежды?

Nike. Да и все. А в плане одежды – не знаю. Я никогда не гонялся за брендами, главное, чтобы выглядела здорово.

ХХОС – твой брат. Не думали что-то замутить совместное?

У меня есть планы на совместный стендап, есть демка заготовленная. У нас одна кровь, поэтому мы оба очень ленивые и пассивные. Нам проще полежать поиграть в приставку, чем заниматься чем-то полезным. Мы рефлексирующие

Планируешь переезжать из Волгограда?

На данный момент, не уверен. Мне надо решить, для начала, все проблемы со здоровьем, которых у меня достаточно накопилось из-за туров и образа жизни. Надо полностью пересмотреть себя с психологической точки зрения. Да и вообще у меня собака и куча вещей, мне непросто взять и переехать. Для меня это слишком трудоемко. И пока я не буду уверен в необходимости, я не перееду никуда.

Что от тебя ждать в 2019?

Как минимум пару альбомов, видео побольше постараюсь выкладывать. Я наконец-то стану индивидуальным предпринимателем, то есть артистом – официально. В Европу поеду выступать осенью. Чехия, Польша, Германия, Франция, Литва, Латвия. Как-то так

Интервью: Елена Окладникова

Фотограф: Анастасия Ильяйнен

Визажист: Елена Платонова

Продакшн: BackStage

Одежда: Lolly Top

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *