Тайны величайшего вора в мире искусства. Каким должно быть идеальное преступление.

Стефан Брайтвизер ограбил около 200 музеев, собрал коллекцию сокровищ стоимостью более 1,4 миллиарда долларов и стал, пожалуй, самым плодовитым вором искусства в истории. 

Брайтвизер родился в 1971 году в эльзасском регионе на северо-востоке Франции, где его семья имеет глубокие корни. Он говорит по-французски, по-немецки и немного по-английски. Его отец был руководителем отдела продаж в Швейцарии, а его мать была медсестрой. Он единственный ребенок. Семья была зажиточной, жили они в большом доме. Его родители надеялись, что он станет адвокатом, но он бросил университет через пару лет. 

Когда дело доходит до кражи из музеев, Стефан Брейтвизер практически бесподобен. Он один из самых плодовитых и успешных воров в искусстве, которые когда-либо жили. Если все сделано правильно, его техника – как волшебный трюк. 

Брейтвизер подчеркивает, что нужно просто посещать музеи до обеда. Одеться стоит так: подобрать обувь к рубашке, поверх кофта, которая должна быть просторна, с швейцарским армейским ножом, спрятанным в кармане.Будьте дружелюбны на кассе. Поздаровайтесь с кассиром при покупке билета. Брайтвизер добавляет, что, находясь внутри, необходимо сосредоточиться. Обратить внимание стоит на поток посетителей, а также стоит запомнить выходы. Затем посчитайте охранников.Проверьте камеры видеонаблюдения и посмотрите, есть ли у каждой из них провод, иногда они поддельные. 

Когда дело доходит до музейного пола, скрипучее старое дерево является идеальным, поэтому даже с повернутой спиной Брайтвизер может слышать шаги в двух комнатах. Ковровое покрытие является худшим. В доме Рубенса, в Антверпене (Бельгия), пол сделан из мрамора. 

Музей, который выбрал Стэфан в последний раз своей кражи, является бывшим домом Питера Пауля Рубенса, великого фламандского художника 1600-х годов. На кражу Брейтвизер прибыл со своей подругой и частой спутницей Анной-Кэтрин Кляйнклаус, которая расположилась возле единственного входа в выставочный зал на первом этаже. Она тихо кашляла, когда кто-нибудь подходит. 

Следует отметить, то Брайтвизер не заинтересован в краже Рубенса: его картины имеют тенденцию быть чрезвычайно большими или слишком религиозными для вкуса Брайтвизера. Что отличает Брайтвизера от почти любого другого вора в искусстве – именно эта черта, по его мнению, он будет красть только то, что волнует его эмоционально. И он настаивает на том, что он никогда не продает награбленое: похищать искусство за деньги, по его словам, глупо. Деньги могут быть сделаны с гораздо меньшим риском. Брейтвизер знает, что воровать ради любви – это восторг. 

Всю свою жизнь неодушевленные предметы имели силу соблазнять Стефана Брайтвизера. До краж его страстью были марки, монеты и старые открытки, которые он купил за карманные деньги. Позже это были фрагменты средневековой глиняной посуды, которые он нашел возле археологических памятников,которые можно было взять бесплатно. По словам Брайтвизера, когда он жаждет какого-то предмета, он чувствует эмоциональный удар, – буквально удар по сердцу. Есть вещи, которые заставляют его падать в обморок. 

«Глядя на что-то прекрасное, – объясняет он, – я не могу удержаться от слез. Есть люди, которые этого не понимают, но я могу плакать о предметах ». 

Первое ограбление музея произошло вскоре после семейного кризиса. Когда Стэфану было 22 года, он все еще жил дома, брак его родителей закончился: отец ушел и забрал свои вещи с собой, а Брейтвизер и его мать рухнули по социальной лестнице, переселившись в маленькую квартирку,а антиквариат заменила мебель из Икея. 

Вскоре после развода родителей Брайтвизер познакомился через знакомого,с любительницей археологии Анной-Кэтрин Кляйнклаус. Они разделяли страсть к музеям, взволнованные погружением в красоту.

Несколько месяцев спустя пара посетила музей во французской деревне Танн, когда Брайтвизер заметил старинный пистолет. Он вспоминает, что его первой мыслью было то, что у него уже должно быть что-то подобное. Отец Брейтвизера коллекционировал старое оружие, но забрал его, когда покинул семью, не удосужившись оставить ни единого пистолета для своего сына. Оружие, выставленное в витрине на втором этаже музея, было вырезано вручную около 1730 года. Оно было намного приятнее, чем то, что принадлежало его отцу. Стэфан чувствовал желание обладать этим пистолетом.

Музей был маленьким, без охранника и сигнализации, просто волонтер у входной будки. Брайтвизер отметил, что сама витрина была частично открыта. Поэтому он просто дождался возможности, чтобы с легкостью открыть витрину, и взял пистолет. 

Стэфан понимал, что должен был противостоять искушению. В Библии даже говорится: “то, что действительно хочет наше сердце, мы должны часто отрицать”. 

“Возможно, именно поэтому так много людей кажутся конфликтующими и несчастными – нас учат вести постоянную войну с самими собой. Как будто это было добродетелью”.

Автор перевода: Васильева Василиса

Источник: сайт : gq.com

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


доступен плагин ATs Privacy Policy ©

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.